Воспоминания

Свидетельство Мулиной З.Н., Москва

Воспоминания
Я, Мулина Зоя Николаевна, не знала лично Матушку Макарию, но где-то в 1994 или в 1995 году прочитала книгу о ней "Богом Данная" Г.П. Дурасова. Прочитала со слезами за одну ночь и теперь нет-нет да и перечитываю отдельные места. Была ни один раз на могилке Матушки, на ручье, в ее доме, брала воду со святого источника.

Я инвалид II группы давно уже, и мне трудно было решиться написать мои наблюдения, свидетельство помощи Матушки Макарии. Но, видя недоверчивое отношение некоторых христиан к Матушке, я свидетельствую:

В 1997 г. на УЗИ у меня была увеличена печень +71 мм и т.п. Я от без исходности помазала это место маслом, освященным на могилке Матушки и читая, как учила Матушка "Да воскреснет Бог..." Ночью у меня горлом вышел гель-кровь в виде геля, около стакана и я уснула. Днем где-то в полдень у меня снова повторилось такое состояние и я, вызвав скорую, уехала в 36 больницу. Поступила с кровохарканьем — диагноз, но такого более не повторялось за все 3 недели и далее дома, но печень при поступлении оказалась в норме . Я уверена, что это была помощь Матушки, т.к. ни до ни после этого у меня такого не было, и спецлечения не было.

В другой раз очень болела голова, положила голову на могилку и как бы меня погладила Матушка, боль сразу спала, прошла.

И еще одно свидетельство. В 2001 г. мне пришлось три раза побывать на могилке Матушки. Когда я ехала где-то в начале августа, то это была 2-я поездка, — по призыву, трудно объяснить, но кто испытал такое, поймет, чувство что тебя там ждут.., тянет именно туда.

Приехала вечерним автобусом и, как всегда, сначала поклониться Матушке пошла. Иду и еще светло и за несколько домов вижу — на могилке стоит монахиня в черном. Пошла не спеша, мол, дойду и она уже уйдет... Подхожу — никого. Огляделась — никого. А другого пути нет. Поклонилась, приложилась к Кресту, к фотокарточке Матушки, и вдруг вижу — чувствую на потемневшей фотокарточке Матушка плачет, губки трясутся, только от слез не мокро. На фото Матушка была в схиме. "Что ты плачешь, Матушка?" — говорю, но не слышу ответа, а в голове как в книге: "Я очень вас всех жалею, так как мне вас всех жалко..." Что хотела Матушка сказать? Предостеречь? Как жалко, что мы не слышим, не понимаем многого, даже того, что ясно видно, но не умеем видеть, сопоставлять.

И вот проходит неделя-две, еще один раз я была в августе на могилке, но была не одна. Дома у меня начались беды: сын ногу сломал и полгода семья из пяти человек была фактически без кормильца, жили с Божьей помощью, на пенсию и подаяния знакомых. Потом к декабрю малыш перенес коклюш, не определенный врачами и получил осложнение — бронхиальную астму, были и другие беды, т.е. были напасти. Наверное, знала Матушка о грядущих бедах и в тот раз плакала и ждала меня на могилке — уж очень мне хотелось срочно к ней приехать.

И плакала я, что однажды (не помню в каком году), поддавшись на уговоры одной женщины, побежала с несколькими людьми в ст. Темкино, на электричку, а с Матушкой не попрощалась. Прости меня, Матушка! Теперь я знаю силу твоего заступничества. А тогда, как оказалось, электрички не было и нам с большими приключениями пришлось на попутных машинах добираться до Вязьмы, оттуда на электричке через Гагарин вернулись в Москву, вернулись позже. На всю жизнь запомнила этот урок.

Матушка Макария, моли Бога и Царицу Небесную Пресвятую Богородицу — Заступницу нашу о нас грешных, неразумных, разучившихся любить друг друга, как велел Иисус Христос!